энергоэффективность газопроводов

энергоэффективность газопроводов Энергоэффективность

энергоэффективность газопроводов

Из практического пособия (есть на сайте): 8 Мероприятия по энергосбережению В разделе приводится перечень мероприятий по обеспечению энергосбережения за счет применения: — арматуры с герметичными затворами, в том числе шаровых кранов, высококачест-венных уплотнительных материалов; — современных приборов для контроля сварных стыков; — ПРГ; — телемеханизированной системы контроля и управления процессами транспортировки и редуцирования природного газа и учета газа в населенном пункте; — длинномерных полиэтиленовых труб; — теплозащиты стен и покрытий ПРГ; — мероприятий по экономии электроэнергии.

Система газоснабжения представляет собой уникальный технологический комплекс, который состоит из добычи, переработки, транспортировки, хранения и распределения газа. На пропускную способность газопровода, то есть количество проходящего газа, влияет температурный режим транспорта газа. Ученые Пермского Политеха разработали метод, который позволит определить оптимальный тепловой режим магистрального газопровода с учетом территориальных особенностей региона. Результаты работы обеспечат надежность газотранспортной системы и увеличат срок ее службы.

Исследование опубликовано в материалах XXV Международной конференции по мягким вычислениям и измерениям, 2022. Работа выполнена в рамках Программы академического стратегического лидерства «Приоритет-2030».

При перекачке давление в газопроводах падает, поэтому через каждые 100-120 километров строят компрессорные станции. Они поддерживают определенное давление по всему газопроводу. На компрессорных станциях газ проходит через систему очистки, затем в газоперекачивающих агрегатах его давление повышается, при этом температура возрастает в среднем на 20°С. Для направления газа к следующей станции его охлаждают в аппаратах воздушного охлаждения – АВО.

– Часто паспортные характеристики аппаратов воздушного охлаждения не соответствуют фактическому режиму работы. Для решения этой проблемы мы преобразовали паспортные характеристики оборудования в виде графиков в формулы для расчетов. В результате мы определили диапазоны включения вентиляторов аппарата воздушного охлаждения, что помогло сократить расходы электроэнергии. Путем аналогичного преобразования можно провести расчеты для любого типа АВО газа, – рассказывает аспирант кафедры микропроцессорных средств автоматизации ПНИПУ Никита Черепанов.

Читайте также:  Максимизируйте экономию с помощью простых решений по энергоэффективности

энергоэффективность газопроводов

Характеристика охлаждения газа в АВО «Хадсон» при включенных вентиляторах

Снижение температуры газа в аппаратах воздушного охлаждения влияет на увеличение пропускной способности и продление срока службы всей газотранспортной системы. Это происходит с помощью подбора оптимальных режимов работы АВО газа, которые позволяют уменьшить вероятность преждевременного возникновения коррозии труб газопровода и износа оборудования, а также увеличить пропускную способность газа.

– При планировании режимов охлаждения АВО стандартный метод оказывается излишне громоздким, так как для точности расчетов требует учитывать большое количество переменных. Наш метод более простой. Кроме того, он может помочь в поддержке принятия решений по использованию аппаратов воздушного охлаждения газа, – добавляют ученые.

Следующим шагом пермских ученых будет разработка программы, которая сможет рассчитать оптимальный тепловой режим магистрального газопровода.

Информация и фото предоставлены пресс-службой Пермского Политеха

Об этом на форуме «Банки России — XXI век» заявил журналистам руководитель Департамента банковского регулирования и аналитики ЦБ Александр Данилов.

энергоэффективность газопроводов

«По ипотеке можем там под 20% добраться, может, чуть ниже. Изначально наш прогноз был 13—18%, но, наверное, по верхней планке пойдем, может, даже чуть превысим, если те темпы, которые сейчас есть, будут продолжаться», — цитирует Александра Данилова (на фото) РИА Недвижимость.

энергоэффективность газопроводов

Согласно последним данным ЦБ, портфель ипотечных кредитов по итогам августа увеличился на 2% (до 13,17 трлн руб. ) после 1,3% в июле, что соответствует среднемесячному приросту за 2021 год.

При этом объем выданной в августе ипотеке в целом увеличился относительно июля более чем на треть — до 459 млрд руб.

энергоэффективность газопроводов

Примечательно также, что на рынке вторичного жилья рост объема ИЖК за месяц составил 54%, в то время как на рынке новостроек — ниже 14%. Такую разницу в динамике спроса аналитики ЦБ объясняют более стремительным увеличением цен на возводимое жилье.

энергоэффективность газопроводов

Другие публикации по теме:

ЦБ: в июле ипотечных кредитов для долевого строительства выдано на 5,8% меньше, чем годом ранее (графики)

ЦБ: объем ипотечного кредитования для долевого строительства в июле вырос на 44,5% по отношению к прошлому году (графики)

ЦБ: в июне ипотечных кредитов для долевого строительства выдано на 58,5% меньше, чем годом ранее (графики)

ЦБ: средний размер ипотечного жилищного кредита для долевого строительства в июне превысил 6 млн руб. (график)

ЦБ: объем ипотечного кредитования для долевого строительства в июне уменьшился на 37,8% по отношению к прошлому году (графики)

ЦБ: ставка ипотеки для долевого строительства в июне составила 3,74% (графики)

ЦБ фиксирует рост показателей долевого строительства

энергоэффективность газопроводов

Сжижение природного газа: через десять лет в России появится новая отрасльВ России планируется создать новую отрасль по производству сжиженного природного газа (СПГ) к 2030 — 2035 годам. Такие планы строят и Правительство РФ, и крупные предприятия топливно-энергетического комплекса (ТЭК). Однако развитие новой отрасли во многом будет зависеть от того, насколько быстро и в каком объеме смогут удовлетворить ее потребности в сложном оборудовании российские производители. При этом стоит учесть, что многие комплектующие для СПГ-проектов, особенно крупнотоннажных, до недавнего времени в России не выпускались. Планы не меняютсяО стремлении создать в России полноценную СПГ-отрасль на Петербургском международном экономическом форуме в июне 2022 года заявил первый заместитель министра энергетики РФ Павел Сорокин. По его словам, несмотря на трудности с поставками оборудования из-за рубежа, Минэнерго РФ не будет снижать планы по росту производства сжиженного природного газа к 2030 году до 120–140 млн тонн. Сейчас ежегодно Россия выпускает 30 млн тонн СПГ, без учета малотоннажки. Для достижения этой цели планируется использовать ресурсную базу Ямала и Гыдана. С ее помощью можно нарастить производство СПГ как минимум на 80–90 млн тонн, уверен Павел Сорокин. Он подчеркнул, что мировой рынок сжиженного природного газа постоянно растет. Если ранее предполагалось, что через 10 лет в мире будут производить 550 млн тонн СПГ, то, согласно сегодняшним прогнозам, этот показатель составит уже 700 млн тонн к 2035 году.

«Россия должна занять не менее 15–20% мирового рынка СПГ, несмотря ни на какое внешнее давление. Ведь во многом от того, как мы сможем реализовать потенциал в этом сегменте, зависят энергобезопасность и благополучие всей газовой отрасли», — отметил Павел Сорокин.

СПГ как драйвер экономики

Создание СПГ-отрасли потребует максимально задействовать возможности многих российских промышленных предприятий. По оценке Павла Сорокина, предстоит построить 60–70 газовозов, освоить производство новых комплектующих и материалов. «Нельзя смотреть на СПГ только как на поставку газа. Эта отрасль даст машиностроителям, судостроителям и представителям других смежных направлений гарантированный 10–15-летний заказ на оборудование. Таким образом, станет драйвером для очень большого сегмента экономики», — подчеркнул Павел Сорокин.

С такой оценкой перспектив новой отрасли согласен и председатель правления компании «НОВАТЭК» Леонид Михельсон.

«Доля СПГ в энергопотреблении мира устойчиво растет, сейчас она составляет 23%, а к 2030 году достигнет 25%. За последние пять лет вклад СПГ в общий прирост торговли газом составил порядка 80%. Фактически объемы рынка сжиженного газа уже сейчас превышают межрегиональные трубопроводные поставки», — сказал он. Однако чтобы развивать новую отрасль, требуется серьезная господдержка, особенно на НИОКР. Из первоначально заявленной суммы господдержки в 23 млрд рублей в течение последних двух-трех лет Минфин РФ выделил лишь 2,8 млрд. В том числе 1,3 млрд рублей «Атомэнергомашу», дочке «Ростатома», — на создание первого в Европе испытательного стенда для крупнотоннажного СПГ-оборудования. Атомщикам пришлось добавить свои средства, чтобы построить этот объект. Оставшаяся сумма — 1,5 млрд рублей — ушла на НИОКР. Но поддержку получили лишь 7 из 18 проектов. Также пока не подкреплена финансами программа с громким названием «Прорыв на рынке СПГ», принятая Минпромторгом РФ в 2021 году.

Леонид Михельсон сравнил нынешнюю ситуацию в СПГ со строительством газопроводов в СССР в 1980-е годы, когда отечественным предприятиям также нужно было совершить технологический прорыв, заменив американское оборудование собственным.

«При этом, конечно, реализация СПГ-проектов значительно сложнее, чем строительство газопроводов», — отметил глава «НОВАТЭКа».

Для развития новой отрасли необходимо разработать отечественную технологию сжижения газа. «А для этого нужна полноценная программа локализации, обеспеченная финансированием в полном объеме», — заявил Леонид Михельсон. По оценкам компании «НОВАТЭК» и предприятий, с которыми она работает, в ближайшее время на НИОКР для СПГ государству нужно выделить как минимум 24 млрд рублей.

«Инвестиции только в одну линию СПГ составляют примерно 400 млрд рублей. Мы можем запускать каждые полтора года по новой линии при условии вложения 24 млрд рублей в НИОКР. Эффект будет ощутимым: 24 млрд государственных рублей позволят привлечь инвестиции на сотни миллиардов рублей», — подчеркнул Леонид Михельсон.

«Пионерскими тропами»

Российские производители оборудования, работающие для СПГ, за последние несколько лет прошли путь, на который их зарубежным коллегам потребовались десятилетия. Генеральный директор компании «Атомэнергомаш» Андрей Никипелов отметил, что испытательный стенд под Санкт-Петербургом, на котором тестируется оборудование для крупнотоннажных СПГ-проектов, более чем на 90% состоит из отечественных комплектующих.

«Наш стенд по своим характеристикам входит в четверку крупнейших подобных объектов в мире, наряду с американскими и японскими. Он позволяет испытывать СПГ-насосы, детандеры, компрессоры отпарного газа и другое сложное оборудование, — сказал Андрей Никипелов. — За короткий период мы освоили производство крупнотоннажных СПГ-насосов шести типоразмеров. В ближайших планах — производство большой линейки насосов для судов-газовозов, а также жидкостных турбодетандеров и многопоточных теплообменников».

При этом российским атомщикам предстоит сделать насосы для газовозов, которые можно отремонтировать в любой точке мира, следовательно, они должны соответствовать техническим параметрам зарубежных судов и оборудования для СПГ. Такие же амбициозные задачи решают и другие российские производители. По словам главного управляющего директора казанской компании «ГМС Компрессоры» Юрия Скрынника, сейчас обсуждается проект по производству для «НОВАТЭКа» компрессора смешанного хлад-агента. «Это очень сложное оборудование, — отметил он. — Габариты и вес такой установки не позволяют сделать ее на территории нашего предприятия. Чтобы реализовать проект, необходимо построить сборно-испытательный комплекс рядом с заводом-потребителем». Юрий Скрынник подчеркнул, что российским производителям оборудования, несмотря на все сложности, не стоит заниматься копированием зарубежного опыта, а необходимо развивать собственные технологии, такие как «Арктический каскад». Даже если реализация этих проектов не всегда проходит гладко. «Мы должны вместе с проектантами научиться находить самые оптимальные решения», — отметил он. Также с компанией «НОВАТЭК» уже сотрудничают такие крупные предприятия, как ГК «КОНАР» (Челябинск) и «Силовые машины» (Санкт-Петербург). В Челябинске освоили выпуск сверхпрочной стали для пожарного СПГ-насоса, которая может длительное время эксплуатироваться в соленой воде на больших глубинах. А «Силовые машины» ведут с газовиками переговоры о поставке турбин для проекта «Арктик СПГ 2». Развитие СПГ-отрасли напрямую отражается и на работе проектных организаций. По словам генерального директора компании «НИПИГАЗ» Дмитрия Евстафьева, нагрузка на проектировщиков, выполняющих заказы для СПГ, в последние годы значительно возросла. «Если в 2014 году в нашем штате было 800 специалистов, то сейчас уже 4,5 тысячи, из них 2 тысячи — проектировщики, — заметил он. Без штурмовщиныИдею создать в стране полноценную СПГ-отрасль эксперты назвали правильной, но запоздалой. «Для такого решения, безусловно, есть предпосылки, — отмечает доцент факультета энергетики и экотехнологий НИУ ИТМО (С-Петербург) Владимир Воронов. — Наш производственный и научный потенциал позволяет создать полностью отечественную инфраструктуру СПГ. Но надо понимать, что это произойдет не сразу. Дело в том, что мы очень сильно отстали от ведущих стран в СПГ-технологиях — не только от США, но и, в частности, от Южной Кореи, которая успешно строит суда-газовозы. Не стоит сразу за год-другой замещать все оборудование — слишком велик риск издержек. Поэтому на первых порах какую-то часть оборудования можно скопировать, например, с тех же китайских аналогов». По мнению Владимира Воронова, большая опасность заключается в том, что мы можем начать выпуск сложного оборудования «с нуля» без глубокой и тщательной подготовки, устроить «штурмовщину». А такая отрасль, как СПГ, подобного подхода не прощает. В этой связи можно вспомнить о норвежском газовом месторождении и одноименном СПГ-проекте «Сноувит» (Белоснежка). Этот проект получил известность из-за серьезных сбоев в работе нового, не прошедшего всех необходимых испытаний оборудования.

«У нас нет опыта производства больших теплообменников, компрессоров отпарного газа и других сложных элементов, — говорит эксперт. — Возможно, поначалу стоит развить производство этого оборудования для малотоннажных и среднетоннажных проектов, а затем масштабировать этот опыт для крупнотоннажного СПГ». Впрочем, так же как и Павел Сорокин, Владимир Воронов говорит о том, что полноценная СПГ-отрасль в России может эффективно заработать через 8–10 лет.

Евросоюз (ЕС) останется существенной частью формирующегося глобального газового рынка, но его роль как значимого покупателя энергоресурсов постепенно снижается. Такие выводы содержатся в аналитическом докладе «Инфотэк-терминала», с которым ознакомились «Ведомости». Авторы отмечают, что под давлением экономических факторов в ЕС спрос на газ падает и сам этот фактор «ставит под вопрос» перспективы поставок из России.

Но действия Брюсселя, отмечается в исследовании, носят противоречивый характер. С одной стороны, декларируется отказ от ископаемого топлива, а с другой – есть план до 2030 г. избавиться от большей части угольных ТЭС, заменив их газовыми. На фоне сокращения собственной добычи в ЕС это будет означать необходимость резкого наращивания газового импорта, обращают внимание эксперты.

Ситуация осложняется геополитическим фактором и планами Брюсселя к 2030 г. полностью отказаться от энергоресурсов из РФ в рамках стратегии REPowerEU. Этот план стал ответом на СВО России на Украине. Он предусматривает, что с 10 августа 2022 г. ЕС полностью прекратит импорт угля из РФ, с конца 2022 г. – импорт нефти, а к началу 2023 г. в 3 раза сократит закупку российского газа.

В начале марта 2022 г. Международное энергетическое агентство (МЭА) представило план из 10 шагов для сокращения зависимости ЕС от российского газа не менее чем на 50 млрд куб. м в год. Позднее этот план лег в основу REPowerEU. Среди мер отказ от долгосрочных контрактов на поставки российского газа и замена его топливом от «альтернативных поставщиков», ускоренное заполнение подземных газовых хранилищ (ПХГ), форсирование развития возобновляемых источников энергии, повышение энергоэффективности производств и даже снижение температуры отопления зданий на 1 градус Цельсия.

Надежда на СПГ

По данным МЭА, в 2021 г. ЕС импортировал около 388 млрд куб. м газа. При этом на конец года Европа (включая Турцию) обладала регазификационной инфраструктурой (терминалы для приема сжиженного газа – СПГ-терминалы) для приема 253,6 млрд куб. м в год, обращают внимание авторы исследования. Но загруженность терминалов ЕС в 2021 г. составила лишь 41%.

Общий мировой импорт СПГ в 2021 г. , согласно отчету Международной группы импортеров СПГ (GIIGNL), увеличился на 4,5% до 513,7 млрд куб. м (или 372,3 млн т). В исследовании отмечено, что на СПГ в 2021 г. приходилось уже около 40% от мирового газового рынка, остальное – на газопроводы. Около 73% (375 млрд куб. м, или 271,8 млн т) СПГ в 2021 г. импортировали страны Азии. Кроме того, лишь 36,6% от мирового объема СПГ продавалось на спотовом рынке, остальное – по долгосрочным контрактам.

Несмотря на наличие регазификационных мощностей, европейский рынок проигрывает азиатскому с точки зрения возможности привлечения дополнительных объемов, говорится в исследовании. Во-первых, азиатский рынок долгое время был (и остается) премиальным по отношению к европейскому, т. газ там можно продать дороже. Эта тенденция сохранилась и во время восстановления мировой экономики после пандемии коронавируса 2020 г. Во-вторых, ЕС взял стратегический курс на отказ от долгосрочных контактов. Но сегодня не только поставки по трубе, но и отгрузки СПГ все чаще ведутся в рамках долгосрочных контрактов, их доля растет, указывают авторы исследования.

энергоэффективность газопроводов

/Julie Rogers / Zuma / ТАСС

Газовый рынок ЕС долгое время остается дефицитным. С 1993 по 2020 г. этот дефицит увеличился с 151,4 млрд до 342,9 млрд куб. м в год. В 2019 г. добыча газа в ЕС сократилась на 10,8%, а в 2020 г. – уже на 25,5%. По итогам 2020 г. ЕС удалось стабилизировать потребление газа на уровне немногим менее 400 млрд куб. м, но из-за начавшегося стремительного падения добычи резко возросла доля импорта. Именно поэтому в 2020 г. нетто-импорт газа ЕС составил немногим менее 350 млрд куб.

Как отмечают авторы исследования, биржевой принцип ценообразования на газ был оформлен в период, когда Европа рассматривалась как рынок покупателя. Привязка долгосрочных контрактов к спотовым котировкам должна была усилить конкуренцию между производителями и привести к формированию выгодных ценовых предложений. Но в условиях дефицита схема дает сбой и провоцирует резкий рост средней стоимости газа для потребителей, что и произошло в ЕС в 2021–2022 гг. По данным Евростата, в 2021 г. зависимость ЕС от импорта газа доходила до 83% при снижении добычи на 7,6% к уровню 2020 г.

По данным биржи ICE, рекордный рост котировок на газовом хабе TTF в Нидерландах был зафиксирован 7 марта 2022 г. , когда торги закрылись на отметке около $2400 за 1000 куб. м, а в течение дня котировки пробивали $4000 за 1000 куб.

В Северном море опять бурят

Страны ЕС активизируют добычу газа в традиционном североморском регионе. В начале июня британская Shell получила одобрение регуляторов на разработку шельфового месторождения Jackdaw. Оно на пике должно обеспечить 6,5% добычи газа на шельфе страны. А власти Нидерландов дали разрешение на разработку шельфового месторождения на границе с ФРГ. Его запасы оцениваются в 60 млрд куб. м газа.

В 2022 г. мировые мощности по производству СПГ увеличатся примерно на 43 млрд куб. Но речь идет не о новых объемах, а об уже работающих заводах, которые снижали производство в 2020–2021 гг. на фоне низкого спроса, отмечают авторы обзора.

Сейчас новые мощности имеются лишь у США: шестая производственная линия в проливе Сабин была введена в эксплуатацию в феврале 2022 г. (СПГ-завод Sabine Pass LNG мощностью 30 млн т в год). На вторую половину 2022 г. на шельфе Мозамбика запланирован запуск плавучего СПГ-проекта «Корал-Сул» мощностью 3,4 млн т в год на основе месторождений бассейна Ровума. Строительство платформы «Корал-Сул» водоизмещением 220 000 т было завершено 4 марта.

Впрочем, запасы газа в США составляют 6,3% от общемировых, они выработаны более чем на 76% и темп отбора начальных извлекаемых запасов равен 1,7% в год, говорится в исследовании «Инфотэк-терминала». Для поздней стадии разработки это очень высокий темп отбора. Вряд ли США смогут существенно увеличить добычу газа, и запасов им может хватить на 14 лет, подчеркивают авторы исследования. Стоит, однако, учесть роль попутного газа, производство которого связано с добычей сланцевой нефти.

Чем заменят замороженный «Северный поток – 2»

С февраля резко активизировалось обсуждение проектов возможного замещения российского газа в Европе. Речь идет как о попытках радикально нарастить поставки по традиционным для ЕС направлениям импорта, так и о совершенно новых источниках газа.

Ситуация гораздо сложнее для стран с большим потреблением газа и исторически высокой зависимостью от российских поставок. К примеру, Финляндии, закупавшей у «Газпрома» несколько более 1 млрд куб. м в год, явно проще отказаться от нашего газа, чем крупным экономикам вроде Германии и Италии, куда Россия поставляла десятки миллиардов кубометров ежегодно.

Сейчас трубопроводный газ поступает в ЕС из России, Норвегии, Азербайджана (через Турцию по Трансадриатическому газопроводу), а также из Алжира и Ливии (по газопроводу Магриб – Европа).

Россия в 2021–2022 гг. так и не смогла запустить в работу «Северный поток – 2» (СП-2) – крупнейший экспортный газопровод стоимостью около 9,5 млрд евро, который с большим трудом из-за противодействия США и их союзников реализовывала с 2017 г. К сентябрю 2021 г. укладка обеих ниток СП-2 суммарной мощностью 55 млрд куб. м в год была завершена. Но поставки по нему так и не начались из-за бюрократических согласований, а в феврале 2022 г. после начала СВО стало ясно, что проект заморожен на неопределенный срок или даже навсегда.

Норвегия является вторым после России поставщиком трубопроводного газа. 1 октября 2022 г. планируется ввести в эксплуатацию газопровод Baltic Pipe на 10 млрд куб. м в год, по которому топливо будет поступать в Польшу. Варшава неоднократно подчеркивала, что эти объемы способны полностью заменить газ, поступающий по трубе Ямал – Европа в рамках «ямальского контракта» с «Газпромом» (истекает в конце 2022 г.

энергоэффективность газопроводов

С 2023 г. объемы поставок по Baltic Pipe могут составить 6,4 млрд куб. м в год, но также планировалось, что в случае запуска месторождения Тайра часть трубы будет заполнена датским газом, обратила внимание аналитик Vygon Consulting Евгения Попова. После отказа Дании от российского топлива эти объемы могут пойти на покрытие собственных нужд страны, полагает Попова. По ее словам, запуск Baltic Pipe скорее «станет логистическим маршрутом для внутриевропейского перераспределения газа, а не коридором, обеспечивающим значительный прирост поставок». Попова добавила, что при нехватке дополнительных объемов топлива запуск газопровода может привести к усилению конкуренции на газовом рынке ЕС.

Но Европа может и нарастить добычу, считает старший аналитик Альфа-банка Никита Блохин. В 2022 г. в Норвегии ожидается рост добычи на месторождениях Узеберг и Хейдрун (более 1,6 млрд куб. м), возможно увеличение на ключевом месторождении Тролль, говорит он. Это позволит Норвегии уже в 2022 г. поднять поставки в ЕС на 15 млрд куб. м, заключает Блохин.

Пиренейский газовый хаб

Обострение геополитической ситуации также вернуло в повестку дня вопрос строительства газопровода-интерконнектора Midcat (мощность – 7,5 млрд куб. м, проект заморожен с 2019 г. ) из испанской Каталонии во Францию. Испанская газета La Vanguardia со ссылкой на источник в правительстве сообщала, что вопрос поднимался на уровне НАТО. По информации издания, речь идет о газопроводе, по которому в Центральную Европу будет поступать газ из Алжира, а также полученный из СПГ – регазифицированный на терминалах Испании и Португалии. По данным GIIGNL, совокупная мощность СПГ-терминалов этих стран – 68,5 млрд куб. м в год (60,8 млрд куб. м в Испании, 7,7 млрд куб. м в Португалии).

В 2021 г. Испания заняла, по данным GIIGNL, 1-е место в Европе по реэкспорту СПГ в ЕС – 1 млн т (1,38 млрд куб. Совокупный объем реэкспорта СПГ внутри ЕС в 2021 г. составил 3,5 млн т (около 4,83 млрд куб. При этом Испания за вычетом реэкспорта ввезла 13,8 млн т (19 млрд куб. м) сжиженного газа. Но в 2021 г. страна задействовала лишь около 35% своих СПГ-мощностей.

А в конце мая испанская газета El País со ссылкой на источники сообщала, что ЕК изучает проект газопровода от Барселоны до итальянского Ливорно мощностью 30 млрд куб. м газа в год. Проект оценивается в 2,5–3 млрд евро, строительство займет 1–2 года. Газопровод мог бы заместить российский трубопроводный газ, поступающий в Италию. По данным ФТС России, «Газпром» в 2021 г. поставил в Италию 18,4 млрд куб. м, страна занимает 3-е место по поставкам российского газа в Европу после Германии (50,7 млрд куб. м) и Турции (30,1 млрд куб.

Германия ставит на регазификацию

По данным промышленной группы BDEW, внутреннее потребление газа в ФРГ составило в 2021 г. около 100 млрд куб. м, при этом страна в общей сложности импортирует 140–142 млрд куб. м газа в год. По оценке МЭА, Германия забирает около 40% от всего импорта газа ЕС. В 2021 г. минэкономики Германии оценивало зависимость страны от российского газа в 55%.

Для снижения этой зависимости в начале мая 2022 г. ФРГ подписала контракты на фрахтование четырех плавучих СПГ-терминалов, сообщало Bloomberg. По информации агентства, судоходные компании Hoegh и Dynagas предоставят по два терминала, которые вместе способны перерабатывать не менее 20 млрд куб. м газа в год. Власти ФРГ уже сократили долю российского газа в импорте примерно до 35%, а к лету 2024 г. Берлин планирует уменьшить эту цифру еще на 10 п.

Также Германия планирует на горизонте до 2025 г. ввести в эксплуатацию СПГ-терминалы German LNG Terminal в Брунсбюттеле (мощность – 8 млрд куб. м) и LNG Stade в Штаде (5–8 млрд куб. м в год, запуск запланирован на 2023 г. Также ранее планировалось запустить регазификационные терминалы LNG Terminal Wilhelmshaven и Rostock LNG мощностью 10 млрд куб. м и 300 000 т в год соответственно, но проекты были заморожены. В 2021 г. владеющая LNG Terminal Wilhelmshaven компания Uniper сообщила о возрождении проекта в виде терминала по импорту аммиака, поставки должны были идти с Обского ГХК «Новатэка».

От Кавказа до Магриба

Воспользоваться планами ЕС по диверсификации планируют и страны Кавказа, Ближнего Востока и Северной Африки, часть из них уже являются поставщиками газа в ЕС и Турцию. 2 июня врио президента азербайджанской госкомпании SOCAR Ровшан Наджаф сообщал, что у страны есть потенциальные возможности для наращивания экспорта газа в ЕС по Южному газовому коридору (ЮГК). Он включает газопровод Баку – Тбилиси – Эрзурум, Трансанатолийский газопровод (TANAP) и TAP. Наджаф признавал, что для этого потребуется увеличение пропускной способности ЮГК. Поставки в Турцию идут через Грузию по TANAP проектной мощностью 16 млрд куб. м в год, в ЕС – по TAP мощностью 10 млрд куб.

Сколько газа ЕС брал у России

По оценке МЭА, в 2021 г. Россия поставила в ЕС около 155 млрд куб. м газа, из которых около 140 млрд куб. м по трубопроводам и 15 млрд куб. м морем в виде СПГ. Это покрыло порядка 45% газового импорта ЕС и почти 40% общего потребления этого топлива.

Попова полагает, что на горизонте до 2030 г. с учетом заявленных планов по расширению ЮГК (TANAP – до 30 млрд куб. м, TAP – до 20 млрд куб. м) в реалистичном сценарии и при условии полной загрузки увеличение трубопроводных поставок может составить 17 млрд куб. м газа в год, в оптимистичном – 20 млрд куб. Аналитик по газу Центра энергетики МШУ «Сколково» Сергей Капитонов добавляет, что Северная Африка не сможет обеспечить ЕС дополнительный газ как минимум до начала или середины 2030-х гг. , т. до начала освоения запасов сланцевого газа в Алжире. По его словам, за последние 15 лет Алжир нарастил потребление газа почти в 2 раза на фоне роста населения и потребностей экономики. Сейчас внутреннее потребление газа в Алжире – менее 50 млрд куб. м в год, но к началу 2030-х гг. оно вырастет до 70 млрд куб. м, говорит Капитонов. Ожидается, что добыча газа в стране будет стагнировать как минимум до начала следующего десятилетия. «В любом случае дополнительные объемы из Алжира могут попасть на мировой рынок только после значительных инвестиций в добычу газа. Заинтересованные европейские компании могут заняться такими проектами», – отмечает эксперт.

Алжир в краткосрочной перспективе может нарастить поставки, только снизив объемы экспорта СПГ либо перераспределив потоки между Испанией и Италией, полагает заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач. В апреле 2022 г. Италия и Алжир заключили контракт на поставку дополнительно 9 млрд куб. м газа в год. «В ближайшей перспективе очевидна борьба Италии и Испании за трубопроводный алжирский газ», – предполагает Попова.

Она также напоминает, что на фоне геополитической напряженности между Алжиром и Марокко в 2021 г. был остановлен газопровод Магриб – Европа, поставлявший газ в Испанию. «С начала 2022 г. газ поставляется только по газопроводу Medgaz (проектная мощность – 10 млрд куб. Пропускная способность Medgaz в 4 раза ниже пропускной способности газопровода Магриб – Европа.

Сахара, Египет и прочие инвестиции

Попова также обратила внимание, что перспективным для региона является Транссахарский газопровод (проектная мощность – 30 млрд куб. м), но его постройка до 2030 г. маловероятна. Более вероятно, по ее мнению, расширение алжирских СПГ-мощностей, но это требует больших инвестиций в ресурсную базу и инфраструктуру. Капитонов, говоря о Ливии, отмечает, что при наличии инвестиций к концу 2020-х гг. страна сможет нарастить добычу газа с текущих менее 15 млрд куб. м до 20 млрд куб. «Но эти объемы не окажут значительного влияния на баланс европейского рынка в силу своей ограниченности», – подчеркивает он.

Египет за счет запуска нескольких проектов на шельфе смог в последние два года перезапустить два СПГ-завода, но потенциал роста поставок с них ограничен мощностями, считает Гривач. «В прошлом году они работали на 54% и отгрузили на экспорт 6,6 млн т. Соответственно, могут увеличить поставки максимум на 5,6 млн т (менее 8 млрд куб. м при полной загрузке)», – отмечает эксперт.

Блохин также напомнил о возобновившейся в марте разведке на шельфе Израиля. Но это не гарантирует роста поставок ближневосточного газа в ЕС через Египет, считает он.

С одной трубы на другую

В рамках REPowerEU ЕС до конца 2022 г. может заместить около 20–30% российского газа, предполагает эксперт по фондовому рынку «БКС мир инвестиций» Игорь Галактионов. По его оценке, это можно сделать только за счет расширения доли СПГ в импорте и корректировки трубопроводных поставок из Норвегии, Алжира и Азербайджана. Но в таком случает задача заполнить ПХГ на 90% к началу отопительного сезона 2022/23 г. будет уже невыполнимой, считает он. «Кроме того, такой отказ предполагает сохранение цен на газ вблизи $1000 за 1000 куб. м, зимой эта цифра может вырасти, а это очень тяжелое бремя для промышленности и потребителей», – отметил Галактионов.

В ближайшее время единственной трубопроводной альтернативой для Европы могут быть резервные мощности Норвегии и Азербайджана, отмечает Блохин. Другие маршруты все еще требуют значительных инвестиций. Баку, несмотря на высокую загруженность транспортных мощностей, сможет прибавить 2–3 млрд куб. м экспорта в ЕС в 2022 г. , полагает эксперт. Но дальнейший рост поставок в ЕС предполагает расширение ТАР, что требует времени, средств и готовности европейских партнеров гарантировать спрос долгосрочными контрактами, отмечает эксперт. Общий рост поставок трубопроводного газа в ЕС по итогам года вряд ли превысит 20 млрд куб. м, считает Блохин.

В условиях продолжающегося мирового энергетического кризиса поиск альтернативы поставкам газа из России упирается не только в наличие инфраструктуры, но и в объективно существующую нехватку предложения, подчеркивают авторы исследования. С точки зрения инфраструктуры ЕС не может рассчитывать на рост альтернативных трубопроводных поставок, но теоретически он имеет возможность заместить порядка 70 млрд куб. м российского газа с помощью СПГ. Но на рынке нет таких объемов, считают авторы исследования, а новые поставки преимущественно ориентируются на растущие рынки Азии (преимущественно – Китая).

Единственное средство, с помощью которого Евросоюз мог бы рассчитывать на переманивание грузов СПГ с азиатского направления, – это ценовая война, которая, по сути, началась в 2022 г. Но учитывая роль биржевого ценообразования в странах АТР и в ЕС, именно Европа окажется проигравшей, так как средняя цена газа в этом регионе будет стабильно выше, резюмируют авторы исследования.

энергоэффективность газопроводов

Москва, 19 сентября 2022, 14:32 — REGNUMТакой вариант развития событий, когда газопровод «Северный поток — 2» никогда не будет запущен, может быть вполне реальным, но не здесь и не сейчас, заявил корреспонденту ИА REGNUM финансовый аналитик группы компаний CMS Владимир Сагалаев.

«В начале сентября Газпром совсем прекратил поставки газа в Европу по «Северному потоку — 1», на фоне этого в ЕС возникает энергетический кризис, который усугубится зимой.

Ожидается, что продление остановки приведет к резкому росту цен на газ, и если трубопровод останется в отключенном состоянии навсегда, а в Европе будет особенно холодная зима, то экономические последствия для ЕС и всего мира будут значительными.

Запасы в хранилищах могут упасть до опасно низкого уровня, что приведет к строгим ограничениям на использование природного газа и электроэнергии.

Неуверенность в поставках газа из России вынуждает Европу искать альтернативные пути решения проблемы. А есть ли они и какие?

Одним из вариантов для Германии может быть покупка сжиженного природного газа, который может транспортироваться через океаны, когда он охлаждается до — 162 °C и уменьшается в объеме в 600 раз.

Но использование СПГ требует специальных импортных терминалов для обработки жидкого топлива, превращения его обратно в газ и подачи его в энергосистему, а в Германии еще нет ни одного из них.

Сроки строительства импортного центра с двумя резервуарами для хранения в Брунсбюттеле, на севере Германии, всё время отодвигаются, еще один предлагаемый центр в Штаде находится в стадии реализации. Терминалы в таких странах, как Испания, почти полностью загружены, а трубопроводные соединения с Германией далеки от совершенства.

Также Германия продолжала продвигать свой проект Energiewende, чтобы уменьшить свою зависимость от импорта энергии. Проект включает повышение энергоэффективности, расширение использования возобновляемых источников энергии и постепенный отказ от угольной и атомной энергетики к 2038 году.

Вместо этого делается ставка на массовое распространение солнечной энергии с фотоэлектрическими панелями, установленными на каждой подходящей крыше, и на энергию ветра.

Однако даже если проект в конечном итоге реализуется и принесет пользу Германии, стране потребуется на это много времени и придется смириться с сопутствующим ущербом в экономике. Конечно, с коммерческой точки зрения «Северный поток — 2» намного выгоднее, однако с политической точки зрения ясно, что он не надёжен, а Германия слишком зависима от него.

Остановка поставок российского газа не выгодна как Германии и ЕС в целом, так и России. Она на руку США, которые потихоньку занимают огромный рынок поставками своего СПГ», — пояснил эксперт.

Как сообщало ИА REGNUM, согласно заявлению премьер-министра германской федеральной земли Нижняя Саксония Штефана Вайлья, газопровод «Северный поток — 2» никогда не будет запущен.

Читайте развитие сюжета: Центробанк Германии предупредил об экономическом спаде в стране

Оцените статью
GISEE.ru - Официальный сайт
Добавить комментарий